15:15 

Oriella
Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...

Вчера ночью начала наконец-то убирать елку (да, учитывая, что время близится к концу марта, это много говорит обо мне). Поставила фоном фильм по Кингу "Счастливый брак" и начала снимать игрушки. Убрала почти все пластиковые шары и цветы на прищепках, но остановилась, когда сняла один из самых любимых шариков – огромный, фиолетовый, с рисунком-пейзажем – и не удержала его в руках.
Вроде бы упал он с небольшой высоты, да и падал на ковер, но все равно раскололся на кучу осколков... Видели бы вы, как я расстроилась. Как ребенок, честное слово.
В итоге сегодня на работе большую часть свободного времени потратила на поиски по сети такого же или очень похожего шарика на замену, чтобы не было так грустно. Пока ничего подходящего не нашла – на нескольких сайтах, где продаются подобные шары, указано, что покупки можно сделать только оптом, а минимальная сумма – 50 000 рублей.
Но все равно не теряю надежды, что что-то такое найду.
Перед НГ просто цены очень растут, по логике, сейчас это должно обойтись дешевле.


Продолжаю ковырять "Гримма", уже посмотрела семь серий третьего сезона.
Сделала для себя открытие: оказывается, этот сериал имеет как минимум два пересечения с фильмом 1998 года, который я очень любила, когда училась в 11-м классе и в первом вузе. Назывался фильм "Вампиры", а роль главного кровососа там играл Томас Йен Гриффит, он же сценарист "Гримма". Честно говоря, узнала его просто по имени, если бы мне просто показали фотку с кинопоиска, я бы ни за что не признала в нем вампира Валека.
А Дэниел Болдуин, который играл парня из команды борцов с вампирами (и, если откровенно, когда мне было 16, полюбила я этот фильм главным образом из-за него), появлялся в одном эпизоде "Гримма" еще раньше.
Забавное совпадение.
Было бы еще смешнее, если бы Шерил Ли и Джеймс Вудс тоже появились в «Гримме», но поскольку он уже заканчивается, вряд ли это произойдет.


Деанонное


И... мне очень стыдно. Начала рассказывать про деанон битвы прошлого лета, собиралась сказать про каждую из прошлогодних команд до начала ЗФБ, даже речь придумала о том, что надеюсь – когда окончательно отпущу для себя лето, это станет дополнительным стимулом, чтобы писать для зимних команд, и в итоге пропала, рассказав только об одной команде. Может, потому и написала так мало, всего пять текстов?
Надо исправляться, пожалуй, тем более что сейчас деанонились почти все мои команды.

Начну, наверное, со стимпанка, кроме того, тут я смогу в одном посте рассказать и о лете, и о зиме. Команда ведь одна и та же, да и капитан тоже.
Oriella
Миди
G—PG-13
Корабль с небес («Алые паруса»)
ББ-квест Алиса, здравствуй 1,2
(«Алиса в Стране Чудес»)



Так выглядела моя прошлогодняя деанонная таблица (бетинг в ней не стали указывать), но мне очень неловко, что я записана и как один из авторов макси тоже: моих слов там едва ли больше десятка, и это всего лишь эпитеты, которые я кое-где вставила.
А самое совестное – я этот текст даже не добетила и в последние куски не заглядывала: просто потому что в последние часа полтора работы над ним я единственное, что могла, – бегать по комнате и нервно рвать на себе волосы...

Так что, по-хорошему, к моим прошлогодним летним стимпанк-заслугам можно отнести только текст по «Алым парусам». Его концепцию я придумала еще год назад, к спецквесту – у нас тогда темой были "звезды"…
Правда, к тому моменту до выкладки оставалось всего ничего, и нам уже принесли тогда и офигенный зимний косплей, и Патрика – Звезду Смерти, так что я решила: раз у нас уже есть оргмаксимум, сейчас его писать не стану, оставлю на лето.
Отлично, что я так решила, потому что в итоге рассказ растянулся аж на миди, а работала над ним я около месяца. Ясно, что дописать его к зимнему спецквесту я не смогла бы никак.

А вот мой баннер авторства Vilwen – осьминожки, в виде которых она всех нас нарисовала к деанону, вообще покорили мое сердце! В моем мне особенно нравится сачок для ловли ошибок :)
WTF Steampunk 2017
Согласно деанонному списку, я принесла в команду всего лишь один драббл, написала его к тому же ночью накануне выкладки и, на мой взгляд, это позор. Я ведь еще полгода назад знала, что и как должно быть в этом тексте, давно придумала руку, пьющую кровь (причем изначально мысли в этом направлении у меня потекли, когда я вспомнила Черный меч Элрика из Мелнибонэ), пообещала капитану, что принесу его летом на рейтинг, но в итоге раскачалась, чтобы перенести мысли в ворд, только к концу ЗФБ.

Вообще стимпанк – прекрасная команда, в ней я люблю всех: кэпа, зама, авторов, артеров, крафтеров!
Три сезона подряд ходили играть одним и тем же составом и, хотя это лето решили пропустить, я очень надеюсь, что потом соберемся снова.
Ведь столько стимпанк-канонов остались еще не задействованы, и столько стимпанк-аушек пока не написаны…

И пожалуй, принесу драббл этого года сюда... Вот он:

header


Солдат и гидра


Боль в руке возникла внезапно, в одно мгновение прошив плечо, как электрический удар.

Солдату было с чем сравнивать. Когда-то ему довелось побывать в лаборатории, уставленной катушками с танцующими вокруг них фиолетовыми разрядами, а усатый человек, сильно напоминающий кого-то из прошлого — кого-то, кто представлялся ему исключительно в лётном шлеме*, — вынув из кармана несколько шаровых молний, посадил их ему на лоб, грудь и на сочленения искусственной руки.

Ощущения, которые он испытал тогда, были очень похожи на нынешние…


Заворочались тяжёлые поршни — каждое их движение резко отдавало там, где механическое крепилось к живому. Всколыхнулась красная жидкость — и сквозь прозрачные стенки стало хорошо заметно, что её уровень уже опустился ниже локтя.

Инструкция предписывала в данном случае только один вариант действий.

Солдат должен был сообщить о происходящем людям, способным повелевать, и запросить у них новое задание.

Солдат был обязан связаться с кураторами, заявить о своём состоянии и терпеливо дождаться приказаний.

Но после прошлой операции о том, чтобы отправляться на новую, было трудно даже думать.


Невозможно было представить, как он снова пойдёт убивать кого-то, не угодившего нанимателям: вспарывать кинжалом глотки, набрасываясь со спины, вскрывать пульсирующие артерии на шее, подносить к кровавому потоку, заливающему чёрный кожаный костюм, металлическую ладонь, в центре которой открылся жадный трепещущий рот.

Солдат ненавидел это.

Когда отверстие в ладони содрогалось, поглощая кровь врагов, рука нагревалась так сильно, что казалось — в ней всё кипит, и вместе с жидкостью внутри протеза словно вскипает всё его тело.

Когда звезда на искусственном предплечье наливалась ярко-красным, от неё лучами расходилась энергия. Последний её всплеск заставлял загореться огоньки на воздушных фильтрах маски — и одновременно с этим из мыслей стиралось всё, что не было связано с болью, чужой или собственной.


В памяти задерживались только воспоминания о сотнях успешных операций, кричащих лицах, взрезанных грудных клетках и забитых насмерть слабых женщинах.

Солдат помнил, что бывает, если прожарить мозг электричеством с помощью тесла-пушки. Знал, как разбрызгиваются во все стороны густые тяжёлые капли, если рубануть по телу цепным мечом. Представлял, что станет, если разрядить паровой мушкет в живот, не защищённый даже лёгким доспехом.

Об этом он помнил всегда. Эти образы приходили после каждого пробуждения в заледеневшей капсуле — даже несмотря на то, что остывшая автоматическая рука оживала не сразу: первые дни она вообще висела плетью, отказываясь шевелиться. Поэтому между разморозкой и отправкой на новые задания обычно проходило несколько недель.


Воспоминания, в которых не было ни крови, ни убийств, оказались для него чем-то новым и неожиданным.

Ничто не предвещало их появления, всё было как всегда.

Солдат гнался за темнокожим мужчиной, у которого не было одного глаза, а в неживой глазнице вращались латунные шестерёнки, окружающие тёмно-янтарный хрусталик.

Мужчина был заданием, его нужно было убить.

Но когда он почти закончил свою работу и тяжело ранил цель через окно, ему не дали завершить начатое и напоить вражьей кровью руку.

Да что там, даже до поверженного противника не дали добраться.

Вместо этого его заставили вступить в ненужный бой.


А в конце сражения он увидел лицо своего нового соперника и… пустился в бегство, потому что вспомнил кое-что из прошлого, связанное с этими голубыми глазами, с этими соломенными волосами.

В голове как будто прогремел раскат грома, который принёс с собой разные образы.

Вот они с неизвестным противником, который выглядит меньше и худее, задрав головы, смотрят на проносящийся над Статуей Свободы дирижабль, который едва не наткнулся на факел, но в последний момент вильнул в сторону.

Вот они лежат в грязной тёмной комнате под одним одеялом — замёрзли оба, но хрупкий светловолосый парнишка не перестаёт трястись от холода, так что в какой-то момент ему достаются и одеяло, и куртка Солдата.

Вот он разворачивает газетную полосу и читает на передовице: «Волшебная паровая машина профессора Эрскина создала чудо-человека!». На фотографии, сопровождающей статью, всё тот же парнишка. Только теперь его уже нельзя назвать ни низкорослым, ни худым.


Это все воспоминания, что пришли к нему.

Солдат по-прежнему не помнил ни своего имени, ни имени худого-нехудого парня, но откуда-то знал — он просто не может позволить себе отпустить мысли об этом, отказавшись от них.

Поэтому никаких новых заданий до тех пор, пока он может на это повлиять.

Солдат поёжился, потёр остро требующую убийств руку и скривился от боли. Он прекрасно понимал, что пока повлиять он может мало на что и если прямо сейчас за ним захотят прийти, он должен будет отправиться на новую операцию…


Поэтому для начала он собирался написать на стене в углу пару слов, которые, как он надеялся, не позволят забыть ему ни о дирижабле, ни об одеяле, ни о машине Эрскина.

Он и так помнил немного. Нельзя, чтобы эти воспоминания протекли как мелкий песок сквозь пальцы механической руки, переработались в ней как чужая кровь.

Солдат был твёрдо убеждён: если он когда-нибудь ещё встретится с парнишкой, названным чудо-человеком, то обязательно спросит, как они познакомились…


Решительно поднявшись, он зафиксировал указательный железный палец на одной точке и начал выцарапывать на кирпичной стенке понятные ему одному знаки.

В голове невольно возникла мысль о генетически модифицированной водяной гидре, плавающей в главной лаборатории. Солдат не раз наблюдал, вытянувшись как молчаливый неразумный инструмент, что хозяева демонстрируют её тем, кто был чем-то им полезен.

Каждый раз шоу заканчивалось одним и тем же. Толщу воды прорезала маленькая пила, которая отсекала существу в аквариуме голову, но вместо неё тут же отрастал десяток.

После нескольких демонстраций гидра представляла собой жалкое зрелище: отовсюду, даже на щупальцах, у неё торчали головы, поэтому она почти не могла плавать.


Солдату было очень жаль её, но хозяева его чувств не разделяли. Казалось, чем более причудливый у неё вид, тем в больший восторг она приводит хозяев.

Точно так же, как и он сам радовал людей, облечённых властью, всё сильнее по мере того, как его механическая рука обрастала нововведениями.


Они оба были игрушками хозяев: и он, и гидра.

Но больше он не будет такой игрушкой...

Если это окажется в его силах.


* — кто-то из прошлого: Говард Старк, человек из лаборатории — Никола Тесла. Если задуматься, они действительно немного похожи.


URL
Комментарии
2017-03-22 в 00:42 

masha_kukhar
"Солдат и Гидра" - очень классный драббл! :hlop:
Я за него голосовала :)

2017-03-22 в 22:02 

Oriella
Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
masha_kukhar, спасибо огромное! :)
Самый приятный комплимент, который только можно получить ))

URL
2017-03-23 в 05:16 

maskarad pluton
Элитный боевой хомячок Шу-куна! Со сковородкой! Режим Хатико активирован!
Oriella, с деаноном! Хорошо сыграли!:)

2017-03-23 в 12:09 

Oriella
Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Oriella, с деаноном! Хорошо сыграли!
Спасибо )) Мы старались, а я еще и близко не обо всех деанонах рассказала ))

URL
     

Еще не сгоревшие страницы...

главная