Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
13:34 

Про книги Кинга

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
«Под куполом»


И все же все эти истории (о маленьких городках — примечание мое), как мне кажется, построены на одном непроверенном постулате: проникновение злой воли не может не потрясти общину, разъединяя людей и обращая их во врагов. Но это – мой опыт скорее как читателя, нежели как члена общины; а как член общины я видел, что разразившееся несчастье сплачивает города.
Из предисловия к «Буре столетия»


Under The Domе. О романе

Сборник Full Dark, No Stars

Буря столетия

@темы: Книги, Стивен Кинг и его семья

15:27 

О книгах и СПН

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Пробудись, Левиафан!
Пробудись, Ктулху!
Восстаньте! Восстаньте! Восстаньте! Восстаньте!
Из глубин…

1349, «From The Deeps»


Supernatural 7.01 и 7.02

Немного книжного
О Дэне Симмонсе и Джордже Мартине... Казалось бы, что между ними может быть общего?

@темы: Книги, Supernatural

14:25 

Турция, часть 2

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Наверное, сейчас связного рассказа уже не получится – будут просто фрагменты впечатлений.
Вторая половина отдыха состояла исключительно из отдельных ярких моментов, между которыми не было ничего особенно запоминающегося…
Свободные дни, дни без экскурсий я проводила на пляже с книгой и именно на пляж бросалась сразу же после возвращения с любой экскурсии.
Правда, в день, когда я вернулась из аквапарка, у меня уже не было сил купаться.
Почему?
Сейчас расскажу.

Аквапарк

Обзорная экскурсия по Аланье

Еще кое-что о Турции.
О турецких ночах и белых кроликах
О сувенирах
О морской живности и ночных купаниях

Флешмоб от Людовиги

Я никогда не думала, что...
Закончить фразу 5 раз, осалить 5 человек (я эстафету передавать никому не буду; всегда считала, что мобы должны быть делом добровольным).

Ответы

@темы: Книги, Путешествия

12:29 

Fringe One String Fest

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Увы, свою заявку подать я не успела — когда пришла, и часа не прошло с момента открытия приема заявок, однако прием был уже закрыт.
Неудивительно — после я прочитала, что 35 заявок народ подал за 10 минут.

Знала бы, пришла бы в сеть раньше, еще до 8 вечера (и за минуту до нужного срока стояла, как на старте эстафеты, готовая начинать печатать. Все равно фальстарт не грозил бы).
Закрыли тур тоже быстро, поэтому выполнила всего две заявки (подумывала еще написать о самой большой жертве Уолтера, но об этом, кажется, уже пишут; а о кроссовере со «Скользящими» все еще думаю, не зря же люблю оба сериала (Sliders вообще был чуть ли не первой любовью — последние сезоны разочаровали, но серии, где еще жив профессор Артуро, до сих пор вполне хороши).

А выполненные — вот.

Оливия, односторонний Оливия/Питер. Оливия замечает, как Питер сравнивает ее с альт!Оливией. Ангст


Уолтер Бишоп. Элла. Очередная сказка для маленькой девочки (второе исполнение)


Немного о книгах

@темы: Fringe, Книги, Фанфики

15:49 

Антология "Апокалипсис"

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Действие в историях о конце света обычно разворачивается по одному из двух сценариев.
В первом конец света происходит в результате природного катаклизма — беспрецедентного либо беспрецедентно масштабного. Лидирует в списке причин всемирный потоп — сам Господь, как нам говорят, питает к нему слабость, — хотя и у чумы разного вида имеются сторонники. Популярен также новый ледниковый период, равно как и тотальная засуха.

Во втором варианте катастрофу провоцируют безответственные представители человечества. Чаще всего какие-нибудь чокнутые ученые или коррумпированные чиновники. Начинается обмен межконтинентальными баллистическими ракетами, хотя сценарий обычно подгоняется под текущую геополитическую обстановку.
Не стесняйтесь комбинировать и подбирать.

Джон Бейли, «Конец света, каким мы его знаем»



Не сказала бы, что это – самый выдающийся сборник рассказов на свете.
Часть историй там откровенно слабая: к таковым я отношу прежде всего «Работы по спасению имущества» (религия, мормоны и затонувший Храм как-то не вписываются в историю о конце мира), «Чужие в городе» (рассказ о своеобразном марафоне – насмешка над современными нам ток- и реалити-шоу это дело хорошее, но причем тут постапокалипсис?), «В ожидании «Зефира» (рассказ такой же тягомотный, как и само длительное ожидание) и «Беззвучный режим» (вопреки совету Нила Геймана, интереснее читать мне не стало ни со второго, ни с третьего раза – я так и не поняла, кто такие эти дети, почему водитель автобуса везет их так, словно ничего страшного не происходит, а потом и живой отец им лишь мерещится и на экранах всех телевизоров демонстрируют что-то странное; а еще я не поняла, почему нельзя было отключить беззвучный режим, просто несколько раз нажав «плюс» на панели громкости? Обычно значок Mute таким образом убирается без всякого пульта).
Другая часть немного получше. К «получше» относятся рассказы: «Ангелы Арти» (интересная история о постапокалиптическом короле Артуре), «Последние О-формы» (мир, в котором дети всех млекопитающих, включая человека, рождаются мутантами, страшен, а идея с передвижным зоопарком, выставляющим напоказ тигрозель и крокомышь, ежеящериц и гуся-единорога, даже не позабавила; заставила задуматься о том, что у этого мира, как вырезала когда-то на доске Сара Коннор, действительно нет судьбы. No fate. Уже через пару поколений не останется никого, кроме мутантов), «Звуки речи» (всегда любила рассказы, в которых причина того, что все рухнуло в тартарары – вирус, а тут он к тому же еще и необычный – оставшиеся на Земле люди лишились возможности говорить, читать и писать - и как им теперь жить с этим?), «Конец света, каким мы его знаем» (это не столько рассказ-приключение, сколько рассказ-обобщение. Эссе о лучших ПА-произведениях. Дань прошлому. Автор этого даже не скрывает: в противном случае он не дал бы своему герою имя Уиндем и не включил в рассказ фразу: «Вот, кстати, один из самых любимых моих сценариев конца света: нашествие плотоядных растений»).
А самыми лучшими я бы назвала три вещи.

1. «Миротворца» Нэнси Кресс. О рассказе

2. «Темным-темно было в туннелях» Джорджа Мартина.

Лучи соприкоснулись, и Чиффонетто с улыбкой прочел надпись:
— "Покайся, или обречен". — Он усмехнулся
Речи пророков начертаны на стенах подземки, — добавил он задумчиво.
Фон дер Штадт насупился:
— С приветом пророки в таком случае. И религия им под стать.
— Господь милосердный, — пророкотал Чиффонетто. — Не воспринимайте же вы все так буквально! Я лишь цитировал! Это слова Саймона, поэта середины двадцатого столетия. До всемирного несчастья оставалось лет пятьдесят, когда он это написал.
Из рассказа


'Fools' said I, 'You do not know
Silence like a cancer grows.
Hear my words that I might teach you,
Take my arms that I might reach you.'
But my words like silent raindrops fell,
And echoed
In the wells of silence
The Sound of Silence, Simon & Garfunkel


О рассказе


3. «Когда сисадмины правили Землей» Кори Доктороу – хороший рассказ для системных администраторов, людей, считающих корпорацию Google идеальным местом работы (в этом рассказе хорошо обыграли то, что у «Гугла» есть обыкновение менять свой логотип в связи с каким-то праздником или знаменательной датой), фанатов старого башорга и борцов с «червями», спамом и троянами.
«Когда сисадмины…» ценен тем, что единственным из всей антологии показывает крушение прежнего мира (Цитата: «…энергия в здание уже три часа поступает от генераторов. Визуальное наблюдение показывает, что это единственное здание в центральной части Торонто, где имеется электричество, – и оно у нас будет еще три дня. Снаружи выпущен на волю биологический агент неизвестной природы. Он убивает быстро, в течение нескольких часов, и распространяется аэрозольным путем. Инфицирование происходит при вдыхании зараженного воздуха. Начиная с пяти утра сегодняшнего дня никто не открывал наружные двери этого здания. И никто не откроет, пока не получит от меня разрешение. Нападения на главные города по всему миру повергли аварийные службы в хаос. Атаки были электронные, биологические, ядерные и с использованием обычных взрывчатых веществ, и их объекты расположены далеко друг от друга…»), во всех остальных рассказах самое страшное произошло до начала истории, и читатель может только следить за тем, как люди учатся жить в перевернутом мире (или же – если катастрофа случилось давно – они уже научились этому).

На Фантлабе, как ни странно, в числе лучших называется и рассказ «Эпизод седьмой: Последняя битва со Сворой в Королевстве Пурпурных Цветов», но лично у меня он оставил странное чувство, будто автор никогда не слышал о «Гамлете», в котором, что характерно, была фраза «Brevity is the soul of wit» («Краткость – душа остроумия»).
Слишком длинное название, слишком длинный рассказ.
По крайней мере для такого, который ничего не объясняет.
Откуда взялась Свора?
Откуда у героев уверенность в том, что когда они с ней расправятся, новых врагов не будет?
Куда делись все остальные люди – те несколько миллионов, которые живут в Нью-Йорке?
Все «стали жертвами вируса, сжигавшего человеческую плоть подчистую?
Тогда почему этого не случилось с главными героями?

P. S. Поскольку ни почту, ни учетную запись пользователя мне так и не сделали, а сидеть без дела я не люблю, вчера я весь день читала – все без разбору, от Каганова до Литтла.
Из книг, пересекающихся с «Апокалипсисом» тематически, подвернулись мне две вещи:
«Смерть травы» Джона Кристофера и «Молодой мир» Дейва Уоллиса.
Про "Молодой мир"

О "Смерти травы"

@темы: Рецензии, Постапокалипсис, Книги

19:36 

Джо Хилл. "Коробка в форме сердца"

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
дорогой джуд
мы помчимся в ночи мы помчимся к яме я мертв ты умрешь любой кто приблизится к тебе заразится смертью от тебя от нас мы заражены вместе мы будем в могильной яме вместе и сырая земля будет падать на нас лалала мертвые тянут живых вниз если кто-то попытается помочь тебе нам я мы стащим их вниз и наступим на них и никто не может выбраться потому что яма слишком глубока и земля падает сверху слишком быстро и все кто услышит твой голос поймут что это правда джуд мертв и я мертв и ты умрешь ты услышишь мой голос и мы помчимся вместе по ночной дороге к тому месту последнему месту где ветер плачет по тебе по нам мы пойдем к краю ямы мы упадем держась друг за друга мы упадем пой для нас пой у нашей у твоей могилы пой лалала

E-mail Джудасу Койну от мертвого старика


Вы думаете, что все знаете о дистанционных покупках?
Вы считаете, что по бумажным каталогам и через Интернет можно заказать только одежду, компакт-диски и цветные контактные линзы а-ля «непроглядная чернота" или «глаза Эдика Каллена»?
Вы ошибаетесь.

Персонаж из книги Терри Брукса ухитрился купить целое королевство (умирающее, находящееся в полном запустении и отягощенное проблемами – но все же королевство, сердцем которого был замок Чистейшее Серебро) по рождественскому каталогу фирмы «Роузен, лимитед».
Необычная покупка, не так ли?
Дрезден, герой романов Батчера, однажды сам чуть не оказался такой покупкой – Мадригал Рейт, много что против него имеющий, изловил несчастного Гарри и выставил его тушку на аукционе eBay, стараясь вести себя как настоящая акула бизнеса и убить двух зайцев сразу – отомстить и заработать.
Торги тогда велись очень оживленно, и, если бы сделка не сорвалась, вдове Паоло Ортеги досталось бы даже более необычное приобретение, чем Бену Холидею, королю-Заземелья-за-миллион-долларов.
Тем не менее приобретение Джуда, рок-музыканта из романа Джо Хилла, по степени уникальности превзошло и потенциальную собственность Арианны, «Красной» вампирши, и ветшающее волшебное королевство, во владение которым так неожиданно вступил Бен Холидей.

Не каждый день вы покупаете по Сети собственную смерть.
Ну или то, что очень хочет стать твоей Смертью.
Почти даром.
Всего за тысячу долларов.

Узнать больше о противоречиях законам "Сверхъестественного", сходстве "Коробки в форме сердца" с другими нетленками жанра и странностях с именами девушек Джуда

@темы: Улица Вязов, Ужастики, Стивен Кинг и его семья, Рецензии, Книги, Джим Батчер

15:17 

О сборнике «Ужасы»

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Мне всегда казалось, что для сборника страшных рассказов абстрактное «Ужасы» подходит куда лучше конкретных «Оборотни» и «Вампиры».
Почему?
Раз уж пока в наших издательствах не выходят антологии с поэтическими названиями вроде «Острый край», «Темные страхи», «Тьма», «Танец на кладбище», «Шепоты», «Тени» или «Сказки боли и чудес» (когда я видела упоминания о том, что, оказывается, на английском есть и такие сборники, в предисловиях к рассказам, я ясно видела, сколько же всего я упустила и сколько не прочла), интереснее открывать книгу и готовиться к сюрпризам, чем знать, что на страницах тебя встретят только оборотни, и ничего больше.
Тему оборотней или вампиров, конечно, можно подать под различными соусами, но книги только о каком-то одном виде сверхъестественных существ всегда остаются немного однобокими.

«Воображение большинства авторов не идет дальше экспозиции: герой трансформируется в волка (кота, кролика, лиса), и... И все. «Дальше мысль останавливается», как говорил Хрюндель из мультика о Масяне».

Цитата из рецензии на «Оборотней»

Нас не захватывает ощущение, что мы приближаемся к тайне и вот-вот узнаем, что же все-таки происходит.
Мы заранее знаем, в чем будет интрига, и заранее ищем среди действующих лиц оборотня или вампира, а если герой вдруг оказывается на улице лунной ночью, мы тут же начинаем ждать, что на него вот-вот нападут.
И что удивительно – и правда нападают.

Неинтересно.

Куда интереснее готовиться к встрече с самыми разными жутиками: от привидений в заброшенном доме до поднятых из могил мертвецов (но не для того, чтобы «питаться от живых», а для кое-чего еще), от почти лавкрафтовских людей-рыб до каннибалов, пирующих на морском берегу рядышком с чайками.
Как, собственно, и происходит в сборнике «Лучшее. Ужасы».

Наверное, список рассказов, которые в антологии Джонса понравились мне больше всего, получится субъективным, но.. в принципе, любая рецензия и любой отзыв и должны быть такими.
Соотношение хорошего к не слишком хорошему – где-то пятьдесят на пятьдесят.
11 из 22 рассказов относятся к первым, оставшиеся – ко вторым.
Идеальное соотношение.

Подробнее о рассказах

О "Грани"

@темы: Книги, Fringe, Рецензии

11:56 

Горе господина Гро. Впечатления

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Создается впечатление, что в пятых «Хрониках» Макс Фрай попыталась (лся?) опровергнуть ляп, который многие заметили в «Вороне на мосту» - где магистра Нуфлина вдруг называют основателем Семилистника, тогда как в «Лабиринтах» утверждалось, что основателями были несколько человек, в том числе и отец Кофы Йоха (я это тоже отмечала в своем посте о «Вороне на мосту»).
Теперь этот факт получил объяснение – оказывается, магистр Нуфлин, создавая Орден, столкнулся с проблемой – могущественные маги не хотели идти к нему, такому юному Великому Магистру и стоять в иерархии после него. А магистр Нуфлин, вот ведь незадача, очень хотел «лучших из лучших», абы кто его не устраивал. И тогда он предложил семи магам, в том числе и Хумхе Йоху, стать номинальными основателями Ордена… Сам же он должен был стать их официальным учеником и, полагаю, «серым кардиналом Семилистника».
Вот такое объяснение. Мне только интересно, это с самого начала так задумывалось, или все-таки после «Вороны на мосту» автор схватился за голову и решил в спешном порядке этот ляп исправлять?
читать дальше

@темы: Рецензии, Макс Фрай, Книги

21:09 

О зиме, снеге и вампирах...

Много ли, мало ли, было ли, стало ли... Что это мне? Только сигнала, всего лишь сигнала, жду я и знака в окне...
Могу сказать, что прежде эталоном зимней, «снежной» вампирской истории для меня было прежде всего начало книги Маккаммона «Они жаждут», где автор рисует перед нами такую картинку – глухая деревенька в Венгрии, где внезапно начали пропадать люди – нам называют только их имена: маленький Иштван Пишта, семья Шандор, вдова Янош, - что же с ними произошло, нам не говорят …
Самое интересное, что история подается читателям через восприятие ребенка (поэтому мы не сразу до конца понимаем, что же, собственно, происходит), чей отец уходит вместе с группой друзей… Как он говорит, они собираются покончить со злом. Вариант, что это зло может покончить с ними, даже не рассматривается…
Тем не менее происходит именно это. Когда отец возвращается, ночью, разумеется, в дом его впускают, и то, что это – уже не муж и отец, а чудовище, понимают не сразу…

Мальчик кивнул, глядя в лицо отца, освещенное пламенем, резко обозначившим границы света и тени. В темных, куда темнее, чем он помнил, глазах он увидел свое отражение. Да, глаза у отца стали гораздо темнее, чем были. Теперь они словно пещеры в горах и окаймлены серебром. Мальчик моргнул и отвел взгляд. Это потребовало такого усилия, что у него заныла шея. Он тоже задрожал. Ему вдруг стало страшно, хотя он не знал отчего. Он знал только, что кожа папы, его волосы и одежда -- все это теперь пахнет так, как пахло в комнате, где уснула вечным сном бабушка Эльза.

Выстрел из ружья его не берет, но жена и сын все же умудряются бежать от него – прочь из выстуженного дома (как раз перед возвращением «отца» у них заканчиваются (или почти заканчиваются) дрова), через сугробы, по лютому морозу. Спасает их только то, что они умудряются добраться до таверны «У доброго пастуха»… Да еще то, что мальчик все-таки не послушался голоса ветра, шепчущего: «"Ложись, -- нашептывал ему ветер, дувший в спину, -- ложись здесь же, усни. Эта женщина ранила отца, она может ранить и тебя. Ложись в снег, прямо здесь, полежи немного и согреешься. А утром придет папа. Да! Усни, малыш, забудь обо всем..."

Собственно говоря, на этом «Они жаждут» можно прекращать читать. История о том, как уже взрослый Энди, ставший полицейским, сражается с захватившими Лос-Анжелес вампирами, все равно не напугает вас сильнее, чем «снежное», «морозное» начало…
Впрочем, есть и другие «зимние» вампирские истории… «На посошок» Стивена Кинга (этот рассказ – продолжение его же «Салимова удела», очень «осенней» книги). Серия Amends из сериала Баффи: у нее очень «зимний» финал…

«Жителям Саннидейла не удастся увидеть солнце сегодня».

Баффи и Ангел идут по улицам в рождественскую ночь, держатся за руки, на них падает снег (по сути дела спасший Ангелу жизнь), и они по-настоящему счастливы… Снег в Калифорнии – это настоящее чудо, и если учесть, насколько вовремя он выпал, не исключено, что не обошлось без какого-то покровителя Рождества…

С появлением фильма «30 дней ночи» мы с уверенностью можем сказать – теперь появилась еще одна «снежная» история про вампиров… Сама идея, в общем-то, довольно неплоха (хотя я не читала комиксов-литературную основу и не видела шведский Frostbiten, который у нас, впрочем, все равно перевели как «30 дней до рассвета»). О вампирах на Аляске

P.S
Такого снегопада, такого снегопада,
Давно не помнят здешние места.
А снег не знал, и падал, а снег не знал, и падал.
Земля была прекрасна, прекрасна, и чиста…



Однако мои рассказы о снеге и «снежных пустынях» оказались очень даже кстати… Уже 3 дня в Москве был довольно сильный снегопад. В самый первый день, когда пошел снег, я возвращалась с обеда, снега на улицах было еще очень мало, а когда вышла на улицу, чтобы идти домой – обнаружила, что за несколько часов мир очень переменился… Сверху падал пушистый, «рождественский» снежок (не мокрый, не сухой, а в самый раз), а под ногами были уже самые настоящие мини-сугробы.
Конечно, я думаю, что, скорее всего, до декабря он еще тысячу раз успеет растаять. Но все же мне вспоминается прошлый год, когда в середине декабря на улицах не было практически ни снежинки, а температура стояла плюсовая. И мне хочется верить, что хотя бы в этом году новый год будет «настоящим»…
По крайней мере, когда я увидела, что на улицах уже есть сугробы, мне сразу вспомнились все на свете вещи, как-то связанные с новым годом. Календари с «окошечками», мое возвращение домой со школьного спектакля вместе с мамой и папой (спектакль был хорошим, а когда мы шли домой, снег под светом фонарей сверкал как чистое серебро), елочные игрушки, новогодние плакаты, которые я рисовала просто так, чтобы повесить дома и поздравить с праздником всех, кто может их увидеть (смешных зайцев с мешками подарков, белочек с шишками и деда Мороза со Снегурочкой для плаката я, конечно, перерисовывала с открыток, но кому от этого стало хуже? Главное, что получалось красиво!).
И нашу с Мариной и Катей прогулку 1 января 1994 года (мне тогда было лет 11, но я до сих пор помню ее) – мы бродили тогда по заснежены полям недалеко от дома и много часов разговаривали… На улицах никого не было, и нам казалось, что все это снежное царство принадлежит нам…
А заснеженные поля и правда казались нам, маленьким, снежным царством, снежной пустыней, в которой нет никого кроме нас…
И это совсем не пугало – наоборот – воодушевляло…

@темы: Баффи, Вампиры, Воспоминания, Времена года, Жизненное, Зима, Книги, Рецензии

Еще не сгоревшие страницы...

главная